«Вадим Редькин, правая рука нового Христа»

Интервью в крупнейшем русскоязычном еженедельнике «День за днём».

Бывший рок-музыкант, а ныне — пресс-секретарь Виссариона, Вадим Редькин побывал в Эстонии и рассказал о своей вере.

Документальный фильм эстонских режиссеров Яака Кильми и Арбо Таммиксаара «Христос живет в Сибири» дает редкую возможность увидеть, как на деле живут виссарионовцы в своем поселении в Красноярском крае. Конечно, обо всех сторонах жизни Церкви Последнего Завета и ее Города Солнца мы вряд ли узнаем. Достоверно можно утверждать только одно: жизнь в общине сильно отличается от жизни в обычном мире.

Вадиму Редькину, приехавшему в Эстонию, чтобы после сеансов фильма встретиться со зрителями, картина Кильми и Таммиксаара понравилась: «В ней есть музыкальность, есть настроение. И главное — фильм получился добрым. Это непредвзятое документальное кино без комментариев. В Городе Солнца, кстати, тоже был показ, он завершился аплодисментами. Мы не ожидали, что нам понравится. Мы с большой опаской относимся к журналистам и людям с видеокамерами. Российские журналисты нам часто признаются: „У нас заказ, мы должны о вас написать вот так“. В последние годы мы с ними не общаемся...»

Вадим в Городе Солнца — человек не последний, его даже называют правой рукой Виссариона. «По сути, может, и верно, — комментирует он. — Еще можно сказать, что я пресс-секретарь, хронист, летописец. Тот, кто все время рядом, кто фиксирует происходящее. Мы это называем Писанием».

Вадим Редькин
фото: Михкель Марипуу

— До знакомства с Виссарионом вы были рок-музыкантом, пели в ансамбле «Интеграл», созданном Бари Алибасовым, кажется, даже выступали с «Ласковым маем»...

— (Смеется.) Было дело. После «Интеграла» я был вокалистом в группе, которая играла джаз-рок, и у нас были концерты с «Ласковым маем». Я очень хорошо знаю и Юру Шатунова, и остальных. Тогда им было по 15–16 лет... Это было самое настоящее турне по Сибири, три концерта в день, и так — целый месяц. Нагрузка была колоссальная, у меня связки болели.

— Как ваши коллеги отнеслись к тому, что вы подались в виссарионовцы?

— До встречи с Учителем я проработал на профессиональной сцене лет пять, до того окончил политех, написал диссертацию, но защищать ее не стал, прослушался в «Интерграле». Когда меня пригласили в «Интеграл», я ушел в музыку не раздумывая. Привык жить ощущениями! Когда мне было под тридцать, я находился в духовном поиске. И «Бхагавад-гиту» читал, и Новый Завет. Это были времена развала, прежняя система рушилась. Естественно, я тоже находился в этом эгрегоре, в информационном поле поиска. Время было такое: и преступность, и духовный поиск, и множество учителей, пророков... Я — продукт того времени. Встреча с Учителем перевернула мою жизнь. У меня как раз стала складываться карьера, пошли эфиры, но я встретил Учителя — и сделал шаг, к которому многие друзья-музыканты отнеслись настороженно. Добивался чего-то вместе со всеми, а потом...

— Как Виссарион стал для вас Учителем?

— Что-то внутри подталкивало меня к духовному поиску, я интересовался философией, религиями. Они все говорят разное. Индуисты считают: чтобы что-то осознать, надо в поросенка переселиться — к примеру. Кто-то говорит, что живешь раз и потом навсегда умираешь. Кто считает, что Бог один, кто — что богов много. Кто-то говорит, что Бог покарает весь твой род. Это в Ветхом Завете так, а в Новом, наоборот, сказано, что Бог никогда никого не карает, что Бог — это любовь... Я стал задумываться, как это все соединить. А когда стучишься в двери, тебе открывают. И вот у меня случилась такая кармическая точка...

Я не поехал в Ригу, хотя должен был. Я еще думал: к чему это все?.. Вдруг звонит друг, мол, приходи, тут интересный человек. Я пошел — и моя жизнь перевернулась. Во-первых, чисто эмоциональный момент — узнавание близкого человека. Во-вторых, как я говорил, у меня в мировоззрении были нестыковки. Почему Люцифер — ангел света? Зачем нужна цепочка реинкарнаций? Учитель ответил на все мои вопросы! И я доверился ему как другу. Как показало время, все было правильно. Я в Городе Солнца создал семью и теперь думаю, что нет другого места, где могли бы расти мои дети...

— С эмоциями понятно, но вы же еще верите, что Виссарион — воплощение Христа...

— Невозможно доказать, что это он или не он. У меня опора идет на чувственные ощущения и прожитые рядом с Учителем годы. Я с разными людьми в жизни встречался, артистическая среда — тот еще цирк, а уж когда музыканты после концертов гуляли с обкомовскими работниками... И тут я встречаю человека, который живет по тем законам, которые проповедует.

— В Интернете пишут, что Виссарион оставил одну жену и взял другую — это не совсем тот поступок, которого ожидаешь от Мессии...

— Надо быть с ним рядом, чтобы видеть всю ситуацию. Это не всегда просто — быть рядом с человеком, который так чист внутри, что ты все время видишь собственные слабости. Ты порой как на сковородке — то ты мысль пропустил, то еще что-то... На определенном этапе первая жена Учителя выбрала то, что ей было по силам, то, чего ей хотелось. Окончила университет, живет в Красноярске...

— Как я понимаю, именно вы пишете то, что виссарионовцы называют Последним Заветом?

— В Последнем Завете есть то, что зафиксировано рукой Учителя, это Слово Виссариона, и есть часть, которую пишу я, — это то, что Виссарион говорит. Хорошо, что появились диктофоны, первые годы мне их не хватало, я ходил за Учителем с блокнотом, потом сверял записанное.

— Иными словами, вы исполняете роль евангелиста при человеке, которого считаете воплощением Христа.

— Если это все воспринимать серьезно, событие, конечно, исключительное — и лучше его зафиксировать сразу, чтобы потом осознать. Братья мои рыбаки 2000 лет назад записывали слова Учителя спустя годы, опираясь на память, поэтому появилась возможность толковать слова Учителя по-разному...

— Зачем нужна Церковь Последнего Завета? Если Виссарион — Христос, он не скажет ничего нового по сравнению с христианством...

— Виссарион дает картину шире.

— Но ведь христианские общины были всегда...

— В наше время аналога поселению, которое стабильно развивается двадцать лет, нет. Экопоселения в России есть, например, анастасиевцы (последователи писателя Владимира Мегре, автора серии книг «Звенящие кедры России» — Н. К.) пытаются их организовывать. Они говорят: ребята, мы ушли «на землю», начали жить вместе, первый год было нормально, потом начались разногласия. Меня спрашивают, как мы за двадцать лет сумели сохранить систему взаимодействия...

— А у вас это именно взаимодействие — или все-таки управление Виссариона?

— У нас все решают общинные собрания. У анастасиевцев нет ничего, кроме призыва «жить на земле», а у нас система отработана: есть механизмы ведения собраний и база данных, в которой мы пытаемся найти ответы. К Учителю мы обращаемся, если возникают спорные вопросы, он в хозяйственную деятельность не вмешивается. Только в этическую. Благодаря вере, благодаря тому, что у нас есть центр, которому мы доверяем, наше экопоселение стабильно. Мы доверяем Учителю и воспринимаем его ответы как верные.

— То есть вы — община, живущая по христианским законам, которые ваш лидер как-то толкует.

— 2000 лет назад Учитель обратился к людям с призывом, но не давал подробного Учения. Тогда было сказано, по сути, что Бог любит каждого, и что людям тоже нужно любить других людей, даже грешников, и не судить никого. Но ситуации бывают разные, и как поступать с позиции любви и смирения, применимо к конкретной ситуации, — не всегда понятно.

— Так зачем нужно новое воплощение Христа, если Виссарион всего лишь трактует те же истины?

— Не трактует, а говорит то, что не говорил раньше. Ни Петр, ни Павел, ни Вадик Редькин дополнить то, что говорил Учитель, не имеют права. Но вот Учитель снова пришел и сказал: как ты утром просыпаешься и понимаешь, что ты не обезьяна, так и я понимаю, что я — Слово. Он говорит: только я могу продолжить то, что было сказано, и никто другой, так что если вы мне доверяете, мы трактовки отбросим и начнем с чистого листа. Учитель сказал колоссально много нового! И что такое воплощения человека, и как эта череда воплощений идет, и кто такой Отец Небесный, и какое отношение он имеет к Абсолюту, и что такое отец человеческих душ, а что такое творец материального бытия... Это огромная, сложная система мироздания...

— Вы же читали «Розу Мира» Даниила Андреева? То же самое: огромная, сложная система. Только ее автор не считал себя воплощением Бога.

— Виссарион — не Бог, он — воплощение Слова Бога. Душа с особым предназначением. У нас с вами одно предназначение, а у него — другое. Это душа с особой плотностью духовной ткани, которая приходит в определенные моменты, чтобы донести более точно что-то до нас — чтобы все не было так, как раньше.

— Иисус, если бы Он решил появиться среди нас, должен был бы понимать, что признаваться, что это он, — не лучшая тактика: мало кто тебе поверит.

— Он и не признавался сначала. Но в 1990-е его все спрашивали: по какому праву ты обо всем этом говоришь, если ты такой, как все? Он просил прислушиваться к тому, что он говорит, и только потом думать о том, кто он такой. В Израиле 2000 лет назад было то же самое, когда сын плотника вышел и начал что-то говорить... Ну а право говорить — оно может быть только у одной Души.

— Но многое ли изменилось? Спустя четверть века ваша община остается маргинальной...

— Что значит «маргинальной»?

— У вас мало людей, вы слабо влияете на мир, у вас нет особых перспектив.

— Это смотря что считать за перспективы. Мы строим самодостаточную общину, чтобы когда нынешняя система перестанет быть экологичной — в разных смыслах: в политическом, в человеческом, — люди знали, что где-то есть такая община, и она не зависит от внешних событий. Свои продукты питания, никаких генных модификаций, информационных войн, идеологического вмешательства — другого! Место, где люди стараются заботиться друг о друге и все необходимое делают своими руками. Достаточно того, что такая община есть. Она не должна быть большой. Если к нам хлынут люди с криком «Ребята! Там Иисус — валим все туда! Нас скоро всех тут долбанет!» — община разрушится. Мы ничего не сможем противопоставить этому энергетическому потоку. Развиваться духовно можно везде, главное — взгляд на мир. Духовное развитие — это правильное действие...

— Иначе говоря, Виссарион не спасает мир, а показывает ему пример. А новозаветный Иисус спасал души...

— Община меняет людей, которые в ней живут. Вы хотите жить так же, вы чувствуете, что это ваш путь? Двери открыты. Но прийти туда должен только тот, кто понимает, что он хочет участвовать в становлении цивилизации, которая станет опорой быстро изменяющемуся миру... И хорошо, что есть бульварная пресса, которая распространяет о нас не правду. Это своего рода барьер — тот, кто такому вранью верит, к нам не поедет. Когда в 2012 году стали говорить о скором конце света, мы были не рады — к нам ехали спасаться люди, которые ждали конца света...

— Вы не ожидаете конца света?

— Фиксированной даты нет, но мое мнение такое, что он идет.

— Люди, которые объявляли себя Христом до Виссариона, сошли со сцены, об их общинах мало кто помнит. Почему виссарионовцы должны стать исключением?

— Давайте посмотрим. По плодам. За двадцать лет община никуда не делась, у нас самый высокий прирост населения в России, Красноярский край назвал нас генетической кузницей здоровых детей. Время все расставит по местам...

Газета: «Земля Обетованная», май № 23, 2015 г.;
Николай Караев