Продажа японских подшипников www.bergab.ru
Мы часто спрашиваем друг друга при встрече: «Как живешь?..» Когда мне задают этот вопрос, я не сразу нахожу что ответить. При этом у меня у самого к себе каждый раз возникает другой вопрос: «А живу ли я? Может, просто существую?» Ответ получается неутешительным.
Все мы вроде бы живем: едим, пьем, работаем, отдыхаем и, вроде бы, все нормально… А умеем ли мы по-настоящему радоваться тому, что есть вокруг нас в реальности, не требуя непременного исполнения своих желаний? Умеем ли мы довольствоваться тем, что дает нам сама жизнь? Можем ли мы по-настоящему, как дети, радоваться ласковому солнцу, таинственному шепоту листвы леса, манящего по грибы и ягоды, величественному спокойствию прекрасной реки и даже шальному ливню из неожиданно набежавшей тучи. И, наконец, умеем ли мы принимать людей такими, какие они есть? И можем ли сами снять маски (якобы необходимые для жизни в современном обществе) и прийти, наконец, в полное согласие с самим собой?
Наверное, поездка в Сибирь, на юг Красноярского края, в общину Виссариона, была для меня попыткой найти другую общность людей, среди которых можно было бы стать, наконец, самим собой, снять с себя надоевшие оковы условностей во взаимоотношениях, не боясь быть не понятым.
Простое любопытство, возникшее в свое время после прочтения нескольких газет «Земля Обетованная» и публикаций в центральных газетах, иногда прямо противоположного содержания, постепенно переросло в непреодолимое желание все посмотреть своими глазами. Наконец, наступил момент, когда я твердо решил во время следующего отпуска побывать в общине Виссариона. И вот задуманное мною путешествие состоялось. Это были незабываемые, наполненные яркими впечатлениями, три недели.
Потребовался месяц, чтобы осмыслить всю впитанную мною во время поездки информацию. В итоге получился рассказ, который я и предлагаю вниманию читателей.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ОБИТЕЛЬ РАССВЕТА

Свое путешествие в Город Мастеров (Город Солнца), а теперь Обитель Рассвета, я задумал еще прошлой осенью. Как только было принято решение накопить необходимую сумму денег, начались материальные затруднения. Желание побывать Там было так велико, что я решил поехать, даже если не будет денег на проживание и питание. Но дальше все стало происходить, как мне показалось, по воле Провидения.

Приближалось 18 августа. Это день, когда впервые, в 1991 году, прозвучало обращение Учителя (Виссариона) к людям. Для верующих, принявших Последний Завет, явленный от Отца Небесного Виссарионом, это значительный праздник.

Не буду описывать, как набралась недостающая сумма денег (это целая невероятная история), скажу лишь, что все решилось в последний день. Удивленный неожиданным поворотом событий, я понял, что судьба представляет мне шанс увидеть праздник и самого Виссариона.

И вот, наконец, дорога в Петропавловку. Необычайно красивая природа восточных Саян превратила двухчасовой переезд из Курагино до Петропавловки в волнующее путешествие. Мне представлялось, что вот-вот мы въедем в ту Сказочную страну, которую я нарисовал в своем воображении.

Яркое солнце и горные вершины, торжествующе возвышаясь над белоснежными легкими облаками, приветствовали нас. Выразительная голубизна августовского неба придавала особый неповторимый колорит чарующим взор картинам. Казалось, природа Земли Обетованной (так называют виссарионовцы то место, где находятся основные общинные деревни) решила встретить нас во всей красе. Мы заехали уже достаточно далеко в отдаленную от цивилизации глушь, миновали несколько небольших деревень, и вот вдруг в некотором отдалении, на дороге, обозначились две, непривычного для глаз вида, фигуры.

Приблизившись к ним, я увидел молодую женщину в длинном белом праздничном платье и светлой широкополой шляпе. Рядом с ней, держась за руку, шла девочка лет восьми-десяти в подобном одеянии. По всей видимости, они тоже направлялись на праздник. Когда мы подъехали ближе, женщина обернулась, и на какое-то мгновение я встретился с ней взглядом. Это был глубокий и несколько таинственный взгляд. Что-то было в нем до боли знакомое, как будто мы уже где-то встречались. Кстати, забегая вперед, скажу, что это ощущение преследовало меня во время всей поездки по деревням общины. Часто казалось, что многих людей, приехавших сюда из самых разных городов, я уже где-то раньше видел.

Петропавловка встретила нас прекрасной солнечной погодой. На улице было очень оживленно; люди гуляли в праздничных одеждах, каждый на свой вкус, однако с явным преобладанием белого цвета. На каждом шагу — улыбки, радостные, сияющие счастьем лица, дружеские объятия. Мне — человеку, привыкшему жить в «нормальном» обществе среди «нормальных» людей, это было очень непривычно видеть.

На праздник съехалось множество последователей Виссариона как из России, так и из зарубежья — ближнего и дальнего. Поначалу казалось, что это какой-то грандиозный спектакль, на который собралась богема, уставшая от душных объятий городских улиц. Я не спеша ходил по небольшому перелеску на острове, омываемом водами Казыра. По словам поселенцев эта река волею судьбы стала новым Иорданом, несущим святость в своих водах. Непуганность животного мира этих мест удивляла на каждом шагу. Казалось, даже солнце радовалось вместе с людьми, лаская эту землю своими теплыми лучами…

Начался праздник. Священник отслужил литургию. Прозвучало много песнопений, слова и музыку к которым написали сами поселенцы, — среди них много талантливых людей. Видел Светлану Владимирскую, поющую с небольшой сцены, оборудованной для праздника, видел много прекрасных танцев в исполнении ансамбля и отдельных исполнителей. Потом все встали в круг (вернее, получилось три круга, один в другом) и, взявшись за руки, постарались, кто как мог, отдать тепло своих сердец друг другу, окружающей Природе и всей Земле. Внутри малого круга, вокруг костра, танцевальный ансамбль — с горящими чашами в руках — исполнил «танец огня», который и был зажжен в завершение танца, прибавив к теплу людских сердец свой таинственный жар. Благостный дух окутал все близлежащее пространство…

Я попытался представить себе, как же все могло быть в те далекие времена, когда Иисус Христос ходил по земле Израиля и, собирая на встречи множество людей, закладывал в сердца слушающих основы Пути Любви к Богу, к своим ближним и даже к своим врагам. Временами казалось, что все это и сейчас происходит в Иерусалиме той далекой поры эпохи Свершения двухтысячелетней давности (кстати, строящийся город на горе Сухой ранее называли Новым Иерусалимом). Виссарионовцы абсолютно уверены, что все мы сейчас являемся современниками очередного Пришествия Христа — Слова Бога — в лице Виссариона. Учитывая это, становится понятной необычайная радость в глазах участников праздника, идущая от осознания огромной значимости происходящего сейчас здесь…

Вдруг кто-то рядом произнес: «Учитель идет». Все обернулись, стараясь увидеть Виссариона. Он шел к сцене, улыбкой встречая радостные взгляды и возгласы собравшихся. После пятиминутного молчания воцарились трепетная тишина и полное спокойствие. Обращение Виссариона продолжалось более трех часов. Собравшиеся внимали сказанному, ловя каждое слово. Время пролетело быстро. День праздника завершился.


На утро планировалось паломничество на Гору, к Святыням. Машина на паломничество отправлялась в шесть утра — чтобы совершить паломничество и спуститься обратно, едва хватает светового дня!

Итак, утро 19 августа. Едем к месту, где начинается тропа, ведущая в Город на Горе. Позади остаются деревни: Черемшанка, Гуляевка, Жаровск. И вот, наконец, заветная тропа. После небольшой передышки начинаем, как здесь говорят, «заходить» на Гору. Тропа начинается довольно крутым подъемом. Вокруг — девственная тайга. После первого крутого подъема оглядываю окрестности. Вдали открывается красивый вид: горы в утренней сизой дымке и тайга без конца и края.

Группа паломников растянулась на несколько километров. Но потеряться здесь невозможно — тропа всего одна. Становится жарко. Климат здесь резкоконтинентальный, и как только поднимается солнце, утренняя прохлада быстро уступает место дневной жаре. После часа ходьбы, преодолев еще несколько не очень крутых подъемов, с непривычки уже заметно устав, встречаем родник с прекрасной вкусной водой. Он расположен примерно на половине пути до Города — будто сама Природа предусмотрела заботу о путниках, жаждущих набраться сил от живительного источника.

Комаров было очень мало, и я шел по таежной тропе в расстегнутой рубашке с короткими рукавами. Пока мы шли по тайге, нам часто встречались бурундучки и зайцы. Говорят, что попадаются и медведи, но это редко. Как правило, они сторонятся тех мест, где ходят люди. Из зарослей часто взлетали какие-то крупные птицы, шумно хлопая крыльями.

И вот, наконец, показался лабаз — деревянный домик, где хранится продовольствие для живущих и работающих на строительстве Города. Чуть далее — еще несколько домиков. А еще через несколько десятков шагов моему взору открылась впечатляющая картина: вдали, на величественной вершине Горы, среди волнистого изумрудно-бархатного покрывала нетронутого леса своеобразным божественным аккордом обозначились деревянные строения. Это была Небесная Обитель.

Во всем этом пейзаже было нечто сказочное, завораживающее. Нас встретили улыбающиеся радостные лица местных жителей. Было в их чертах что-то необычное, я бы сказал, былинное. Видимо, атмосфера спокойствия и полного отсутствия различных условностей по отношению друг к другу, а также отсутствие какого-либо страха сделали их всех по-детски открытыми и, как мне тогда показалось, наивными.

Уже потом, спустя какое-то время, увидев свою собственную ненормальность, я понял, что эти люди искренне, как умеют, пытаются воплотить в жизнь принципы, высказанные Виссарионом:

«Путь Света есть стремление раскрыть душу свою и безмерно отдавать тепло души окружающим, не ожидая взамен ничего», и «Вы призваны быть счастливы только от одного того, что вы живете на этой Земле. Все. Остальное уже второстепенно. Вам дана жизнь, значит, дана возможность дарить свое сердце людям. А это уже счастье…»

Паломники собрались возле одной из палаток, где желающие могли переодеться в праздничные одежды. Итак — все готовы продолжать путь. Священник объясняет суть предстоящего праздничного восхождения на Храмовую Вершину; и шествие начинается. Оно идет по главной улице Города (основному Лучу — всего их 14), заканчивающейся Небесной Обителью. На пути делаем небольшую остановку у родника — набираем воду для освящения во время литурги, и идем дальше.


Праздник начинается в центре Города, у Символа в виде двух ангелов с распростертыми крыльями. Этот Символ установлен на месте будущего храма. Все участники, взявшись за руки и встав большим кольцом вокруг Символа, восславили Отца Небесного, завершив это таинство поклоном. И шествие двинулось далее по таежному серпантину, к Храмовой вершине, останавливаясь изредка и славя Бога прекрасными песнопениями. Красивые и чистые голоса, мужские и женские, звучащие средь девственной тайги, гармонично вливались в естественный природный хоровод звуков.

И вот уже позади подъем на Храмовую вершину. Шествие выходит по небольшой аллее на поляну, расположенную на вершине Горы. Взору открывается почти сказочная картина.

В центре поляны, в окружении таежных красавиц — елей и берез, стоит настоящая жемчужина деревянного зодчества. Это и есть Алтарь Земли, сотворенный из кедра местными мастерами. Красоту и изысканность этого шедевра трудно описать словами. Все детали строения украшены тонкой резьбой, а стекла фигурных окон — прекрасными цветными витражами с изображением символов основных религий мира. Боковые проемы имеют сводчатую фигурную крышу, покрытую деревянной черепицей, и сориентированы по сторонам света. Наверху строение имеет купол, покрытый также деревянной черепицей и увенчанный символом Единой Веры — «крестом в круге». Внутри купола — колокол. В середине, на колонне-постаменте из белого мрамора, стоит Символ великой Любви — пять Ангелов, несущих четырнадцатиконечную Вифлеемскую звезду.

Красота и очарование окружающей природы прекрасно дополняются проявленной в материи искоркой человеческого творческого Начала. Такое ощущение, что от этого Творения исходит особая благодать — благодать Гармонии Духа и Материи. Священник Сергей начал праздничную литургию. Большинство паломников преклонили колени пред Алтарем Земли. Было ощущение, что происходит что-то невероятно значимое, грандиозное и, в то же время, едва уловимое. Торжественные песнопения степенно разливались над Храмовой вершиной. Природа внимала происходящему.

После окончания литургии спускаемся к центру Города, к Символу. Решаем сбегать на Тиберкуль искупаться — день был жаркий, и освежиться было бы как раз кстати. Выясняем, что от лабаза до озера идет тропа в двадцать минут ходьбы. Пробегаем ее за десять, и вот оно — божественное озеро Тиберкуль («Божье» — дословный перевод).

Какая красота! Разве можно это описать словами. Чистейшая прозрачная вода — невозмутимый бриллиант в ласковых объятиях тайги. Времени на купание мало, и я быстро захожу в воду. В редких прибрежных водорослях гуляют хозяева здешних вод — крупные окуни, не очень-то опасаясь купающихся. Захожу дальше и… ныряю. Какое блаженство! Даже не верится, что мечта искупаться в этом святом озере исполнилась (удивительный факт: когда обсохли волосы, они стали мягкими и шелковистыми. Это заметили все, кто купался в озере).

Заряд энергии и бодрости, полученный от Тиберкуля, позволил легко догнать тех, кто начал выходить с Горы раньше. Наконец тропа позади. Едем обратно в Петропавловку. Начинает смеркаться, и большую часть пути проводим за разговорами, любуясь выразительным звездным небом. Так закончился второй день моего пребывания в общине Виссариона.

Я не буду подробно описывать оставшиеся две с небольшим недели. Опишу лишь наиболее важные, на мой взгляд, моменты. И еще: чтобы у читателей не создалась слишком благостная картина жизни в общине, должен заметить, что, на мой взгляд, не все еще поселенцы живут в гармонии с окружающим миром и братских отношениях друг с другом. Многие этому еще только учатся. А некоторые и вовсе приехали сюда, ища лишь спасения рядом с Христом.

Следующий день прошел в ознакомлении с жизнью виссарионовцев в общине и в ожидании собрания мужчин Петропавловки. На собрании решаются все внутренние — бытовые, организационные, а так же и спорные (есть и такие) — вопросы. Мне и еще нескольким приезжим, выразившим желание поработать на Горе, необходимо было получить доверие собрания на этот труд. Собрание оказалось не таким уж и «грозным», как мне представлялось. Вся процедура была упрощена; и все, кто желал, получили доверие потрудиться на строительстве Города.

Оставшийся день я потратил на поход в Черемшанку. Шел вдоль берега Казыра, наслаждаясь красотой местной природы. Тропа петляла вдоль берега реки. Молодые кедры, часто встречающиеся вдоль тропы, ласково прикасались своими длинными иголочками к моей, протянутой для приветствия, руке. С неожиданными слезами радости от духовного единения с Природой выплеснулись строчки стихов:

Призадумалось утро
В туманной красе.
Вновь иголочки кедров
В хрустальной росе.

     Только речка игриво
Шлет мне яркий привет
В легких волн переливах
Солнца утренний свет…

Почему-то в эти мгновения подумалось: если есть на Земле Рай, то он, наверное, где-то в этих местах.

И вот, наконец, Черемшанка. Это достаточно большое село, расположенное на берегу Казыра. Основное население составляют местные жители, но и общинников тоже достаточно много. Некоторые строения заметно выделяются (на фоне остальных сельских построек) своими архитектурными формами — они построены общинниками. Сейчас ребята заканчивают строительство новой школы. Это очень важный объект, потому что детей становится все больше и больше. Прирост населения в общине намного выше, чем среди местных жителей. Интересно также, что интеллектуальный потенциал общинников (по данным многочисленных комиссий) достаточно высок. Многие из приехавших сюда имеют ученые степени.

Виссарионовцы очень бережно относятся к Природе. В Казыре, например, они ничего с мылом не стирают — считают, что моющие средства не должны попадать в воду.


Субботнее утро 22 августа. В составе группы (примерно из восьмидесяти человек) я ступил вновь на тропу, ведущую в Обитель Рассвета. После распределения мы приходим в указанное место, чтобы поселиться на неделю. Нашим временным домом оказалась двухслойная палатка-теплица из полиэтиленовой пленки с печкой специальной конструкции. Такими печками здесь пользуются все. Хитрость ее конструкции в том, что дрова в ней могут не только гореть, как обычно во всех других печах, но и непрерывно тлеть при ограниченном доступе кислорода, постоянно поддерживая температуру внутри теплицы даже в зимние морозы. Если бы не увидел сам, то вряд ли поверил, что можно жить вот в таких «жилищах» в условиях сибирской зимы!

Утро следующего дня начинается с собрания около Символа в центре Города. После небольшого знакомства и Круга все идут на «субботник». Так здесь называется труд, для выполнения которого приглашаются общинники из деревень и приезжие, желающие в нем поучаствовать. Строители питаются два раза в день — обед в 12.00 и ужин в 19.00. Питание вегетарианское: различные супы, каши с подливками, ржаной хлеб; иногда печенье из различных круп, блины ржаные с овощной начинкой. Пшеницу здесь не едят — считается, что она тяжело усваивается организмом. Фантазия у поваров здесь необычайная. За неделю моей работы на Горе питание в столовой было настолько разнообразным, что вызывало удивление, как удавалось им из ограниченного набора продуктов готовить почти каждый раз что-то новенькое. Мои наблюдения показали, что те, кто давно перешел на веганское питание (строгое вегетарианское с исключением из рациона молочных продуктов и яиц), находятся в прекрасной физической форме и не вспоминают о многих своих прошлых болезнях…

Я, хоть и не имел практического опыта работы ручным рубанком, все же старался как мог. Прекрасно понимаю, что мой вклад весьма невелик, но все же приятно сознавать, что и я поучаствовал своими руками в строительстве Обители Рассвета. Когда пришло время покидать Гору, испытал удивительное чувство: я так пропитался духом местной природы и так привык ко всем, с кем довелось вместе работать, что едва сдерживал слезы при прощании.

Гора оказывает заметное воздействие на человека, особенно если прожить там несколько дней. Такое ощущение, что от Земли там идет какой-то мощный энергетический ток, очищающий от «грязи» душу и тело. А если ее слишком много, то человек может не выдержать такую чистку, и ему приходится срочно спускаться…

Уже после возвращения домой и осознания огромного объема впитанной во время путешествия информации у меня сложилось впечатление, что община Виссариона живет одновременно как бы в двух измерениях — в материальном (в котором весь мир) и в другом (параллельном) — духовном. Когда вливаешься в жизненный ритм общины, то как бы переступаешь некую пространственно-временную грань, за которой все процессы, связанные с изменением внутренней сути человека (очищением), начинают идти намного активнее. Кажется, что даже и время там течет по-другому, — быстрее.

Когда возвращаешься в наш, привычный мир, невольно ловишь себя на том, что начинаешь видеть окружающую реальность совершенно по-другому. Такое ощущение, что твоя душа прошла через осознание многих темных своих сторон и уже готова к ускоренному избавлению от них…

Там, в другом измерении, и Город на Горе уже стоит — его только нужно воплотить в материю трудом рук своих, и поселенцы уже стали братьями и сестрами, усиленно изживающими в себе недостатки и слабости. Даже летоисчисление там ведется по новейшему стилю — от Рождества Виссариона-Христа! И получается, что наш мир даже не подозревает, что где-то, на той же самой Земле, уже идет 38-й год Новой Эпохи — Эпохи Рассвета!

В заключение хочу сказать, что многое из того, что ожидал увидеть на этих землях, я все же пока не увидел. Но этому есть свое объяснение: здесь все еще только начинается! Ну что ж, если это и есть тот единственный истинный Путь развития человечества — Путь Любви, то пусть он приведет идущих по нему в прекрасное будущее!

Андрей Марюшин.
Фрагменты из одноименного рассказа.
г. Тутаев, октябрь 1998 г.

Газета «Земля Обетованная», февраль № 12—13 1999 г.


О «Церкви Последнего Завета»

Главная страница